Публикации в СМИ
06 июня 2019, 13:35

Комиссия за эквайринг у крупнейших торговых сетей давно ниже 1%

Жизнь после бюджетников


— После введения требования с 1 мая получать детские и пособия по безработице только по карте «Мир» у вас фактически исчерпан потенциал привлечения клиентов за счет бюджетников. Какие дальнейшие возможности для развития?

— Я бы выразился иначе — подходит к завершению эффект от данного нам государством по закону стартового импульса. Хотя пенсионеры еще будут получать новые карты «Мир» до середины 2020 года. Но перспективу своего развития мы видим связанной исключительно с коммерческими и технологичными продуктами. На этом строится наша стратегия. Уже сегодня коммерческая эмиссия, которую мы развиваем совместно с банками, достигает более 40%, на бюджетные приходится менее 60%.

— Какие последние данные по объему эмиссии карт «Мир»?

— К началу мая количество выпущенных карт составило 59,4 млн.

— За коммерческого клиента как собираетесь конкурировать?

— Рыночными способами. Мы работаем на очень высококонкурентном рынке, и понимаем преимущества, которые у нас есть — не законодательные, а именно преимущества сути национальной карты, которая может напрямую «взаимодействовать» с федеральным казначейством, с муниципальными городскими образованиями. Выстраивая сервисы, мы интегрируемся с государственными и муниципальными органами, с другими партнерами. Для международных платежных систем интегрироваться с ними будет достаточно сложно.

Наши технологии позволяют делать карты жителя региона — многофункциональные, с целым рядом дополнительных преимуществ. К нам обращаются субъекты России с просьбой о сотрудничестве в построении на «Мире» карты жителя. И мы с удовольствием подключаемся. Сейчас уже функционируют карта москвича, жителя Республики Башкортостан, Республики Мордовия. В мае стартовал выпуск единой карты петербуржца, на очереди — Оренбург и целый ряд других регионов.


Турция, Вьетнам… далее по списку


— Самая большая претензия к карте «Мир», что без кобейджа ее не принимают за рубежом. Когда появится такая возможность?

— Самый трудоемкий вектор нашей работы — международное развитие. Кобейдж хорошо работает, выпущено 1,5 млн карт, которые принимаются по всему миру, а это примерно 3% нашей эмиссии.

Без кобейджа карту «Мир» принимают в Армении, Киргизии, Турции, проводятся сотни тысяч международных транзакций. С российскими картами уже работает часть банкоматов Казахстана и Беларуси. Прямой выход на зарубежные рынки мы начали с анализа, по каким направлениям у России наибольший поток трансграничных перемещений граждан. Это в первую очередь страны бывшего СССР, страны ЕАЭС. Задачу присутствия в этих странах мы поставили и начали реализовывать еще в 2016 году. Еще шло раскрытие российской сети приема карт «Мир», а мы уже договаривались с нашими армянскими коллегами, провели первое совещание с коллегами из платежных систем стран ЕАЭС.

Почти во всех этих странах, кроме Казахстана, есть свои национальные платежные карты — «Белкарт», ArCA, «Корти Милли», UZCARD, «Элкарт». Мы реализовали отдельную платформу Mir International, позволяющую картам бесшовно проникать в инфраструктуру партнерской системы. До конца 2019 года будут завершены проекты по интеграции с платежными системами всех названных мною стран — Белоруссии, Армении, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана.

— Турция стоит особняком?

— Турция — действительно отдельное направление работы, здесь открытие инфраструктуры для прямого приема карт «Мир» осуществляется не местной платежной системой, а банками-партнерами. На сегодняшний день их два — «Ишбанк» и «Зираат». Первый уже открыл свою сеть для приема российских карт, второй сделает это в ближайшее время. И мы уже видим поток транзакций по картам «Мир» из Турции.

— А когда со своей картой «Мир» мы сможем поехать, скажем, в Италию, Францию?

— У нас есть цель по тем странам, которые мы должны до конца 2021 года охватить. В этом списке государства, в которые больше всего выезжает российских туристов, а также те страны, в которых живут российские граждане.

— Какие еще страны в ближайшее время откроются для «Мира»?

— Уже достаточно давно процесс идет с Вьетнамом, надеюсь, в ближайшее время сможем выйти на финишную прямую. Кроме того, мы работаем над организацией приема «Мира» с Таиландом и Болгарией.

— По мере расширения списка стран появятся ли валютные карты?

— К карте «Мир» может быть прикреплен счет в любой валюте, здесь каких-то специальных ограничений нет. Но когда вы расплачиваетесь в другой стране, с вашей карты списываются средства в местной валюте. Скажем, те же евро, чтобы положить на счет, вы покупаете за рубли, происходит процесс конвертации. Зачем эти усилия, если в любом случае конвертация осуществится непосредственно в момент транзакции?

— Какой процент карт «Мир» позволяет осуществлять бесконтактные платежи? VISA и MasterCard требуют выпускать в России только бесконтактные карты, вы такое требование не выдвигаете. Почему?

— Ответ простой: это уже и так происходит. Большинство карт в платежной системе «Мир», которые выпускаются сегодня банками, бесконтактные. Не вижу смысла заставлять банки, наша задача — предоставить им возможности, стандарты и технологии.

— VISA недавно еще и увеличила сумму бесконтактного платежа с одной тысячи рублей до трех. У вас нет таких планов?

— Нет, мы не видим проблемы в том, чтобы ввести ПИН-код на сумму покупки свыше одной тысячи рублей. Кстати, банкам в случае повышения этого лимита со стороны платежной системы приходится достаточно серьезно усиливать внимание к транзакциям, фрод-мониторингу.

Не хочется оценивать коллег, но у нас нет понимания дополнительных преимуществ от такой меры — произойдет ли увеличение безналичного оборота или частоты использования карты? Каждая платежная система выбирает свой путь, у нас также есть свой взгляд, свое видение. И мы пока по этому пути не пошли и не считаем, что он даст дополнительные преимущества.


Некитайским путем


— Вы недавно сказали, что изучаете китайский опыт на примере WeChat и к 2021 году хотите заложить основы для развития таких систем в России. Какие технологические решения вы сейчас рассматриваете, что находится в стадии разработки и может быть применимо для НСПК?

— Мы внимательно смотрим за развитием глобальных трендов, и пример Китая очень интересен. Их сервисы AliPay, WPAY (система WeChat) — два основных кошелька. В Китае они вытесняют карточные операции и уже стали более привычным и массовым средством платежа, чем карты. Причем они заняли этот сегмент практически мгновенно, буквально за несколько лет, от доли в единицы процентов до совокупно 90%, если не больше.

Но очень важно учитывать, насколько тот или иной платежный продукт будет востребован на конкретном платежном рынке, который в каждой стране уникален. Оплата с использованием QR-кода прижилась в Китае за счет использования разных механизмов, в том числе соцсетей, если говорить о WeChat. Также немалую роль играет и эффективность в производстве инфраструктурных IT-решений и создании устройств в сфере электроники, которые у нас, возможно, не всегда будут доступны так быстро и в таком масштабе.

В Китае система оплаты по QR-кодам интегрирована не только с POS-терминалами, но и с муниципальными и государственными сервисами. Например, когда вы заходите в метро, можете заранее выбрать маршрут в приложении WeChat. Потом прислоняете к сканеру турникета QR-код, то же самое делаете на выходе. Операция, которая формируется системой муниципального транспорта, интегрируется в систему турникетов и взаимодействует с вашим приложением, замыкается, и для вас рассчитывается и применяется конкретный тариф на поездку.

— Вы считаете, что в России это удобство не приживется?

— Считаю, что очень важно создать платежный продукт, востребованный именно на рынке нашей страны, на текущем этапе и с учетом конкретной сложившейся платежной и IT-инфраструктуры. С этой точки зрения в транспорте оплата картой будет еще довольно долго востребованной формой платежа «на проходе». Или в супермаркетах — оплата картой сегодня обеспечивает высокий уровень удобства: не создает очередей, платеж происходит в одно касание или с вводом четырех цифр ПИН-кода. Две–три секунды — и операция совершена. Мы к этому привыкли, этот опыт десятилетия входил в нашу повседневную жизнь, от него непросто будет отказаться.

— Готовности инфраструктуры для перехода на оплату с помощью QR-кода вы пока не видите?

— Оплата с помощью QR-кода через СБП, еще один вариант оплаты, который, разумеется, займет свое место в платежной экосистеме. Это потребует определенного времени, но безусловно, мы к этому тоже придем. Вокруг человека будет формироваться другая среда сервисов и удобства их использования. А вот сам платеж, который будет интегрирован в такую систему, уйдет на второй план по сравнению с услугой. Чем бесшовнее и незаметнее станет для потребителя процесс оплаты, тем больше выиграют оплачиваемые продукты и сервисы.

— Ваш прогноз, сколько еще осталось на нашем рынке просуществовать карте?

— Карта еще долго будет востребована в определенных сегментах.


Телефонный перевод


— В прошлом году впервые в истории объем снятия наличных по картам стал меньше, чем объем платежей по картам. Понятно, что на наличные всегда будет спрос, но когда, на ваш взгляд, платежи по картам достигнут потолка?

— Тенденция увеличения платежей по картам будет продолжаться по мере развития инфраструктуры для их приема. И законодательство к этому тоже достаточно серьезно подталкивает. Карточный рынок сам по себе сейчас прирастает в основном не операциями по снятию наличных, а безналичной оплатой, и пока замедления этой динамики не наблюдается.

Когда меня спрашивают, какой объем карточного рынка съедят С2B- или QR-платежи, я отвечаю, что C2B-переводы в рамках Системы быстрых платежей, в первую очередь, начнут формировать новые сегменты безналичной оплаты. И такие операции — прямая оплата по номеру телефона — будут вытеснять именно наличные.

На мой взгляд, для множества госуслуг, оплаты самозанятых и т. п. оплата электронных инвойсов в одно касание с моментальным зачислением средств станет максимально эффективным и дешевым способом платежа. Это очень важно для бизнеса — деньги попадут на счет в онлайне, и тут же можно будет ими пользоваться. А система, которая будет находить свой правильный формат и интерфейс взаимодействия с гражданами, обязательно завоюет свою долю рынка.

Сейчас становится заметным сильный рост количества переводов с карты на карту, и не все понимают, почему так происходит. А объяснение простое — это не всегда переводы только между физическими лицами, зачастую так оплачиваются различные услуги, покупки на рынке или в небольших магазинах. Если граждане получат возможность выполнять такие операции не только в мобильных приложениях конкретного банка, но и осуществлять любые межбанковские платежи по номеру телефона, это позволит максимально удешевить транзакцию и расширить применение за счет перевода физического лица юридическому в качестве оплаты товаров и услуг.

— Имеете в виду запуск этой осенью переводов от физлиц юрлицам в Системе быстрых платежей?

— Да, платформа СБП готовится к тому, чтобы начать проводить C2B-операции. Это тот новый способ платежей, который должен начать проникать в первую очередь туда, где сегодня очень большой объем наличных.

— Но как отметила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, нельзя говорить о полноценном развитии СБП, пока к ней не присоединятся все системно значимые банки. А ведь Сбербанк пока этого не сделал.

— Система хороша тогда, когда есть то, что называется консистентностью. Клиент не должен задумываться над участием или неучастием банков в проекте.

Например, когда человек приходит в магазин и видит наклейку «Принимаем карту «Мир», он просто платит, не задумываясь. Такая же ситуация должна сложиться и в Системе быстрых платежей для С2B- или С2С-переводов. Если я через эту систему хочу кому-то перевести деньги, меня не должно беспокоить, участвует ли банк получателя в системе. Очень важно, чтобы большинство кредитных организаций, где открыты банковские счета пользователей, были присоединены к СБП. Сбербанк как крупнейший российский банк, безусловно, в этой системе важен.


Битва за комиссию


— Если говорить об оплате товаров в магазинах при помощи СБП, сможет ли это решить проблему высоких комиссий на эквайринг?

— Вопрос эквайринговых комиссий возникает регулярно, и в последнее время он в очередной раз обострился. Если вспомнить 1990-е годы, то тогда комиссии составляли 5%, а в некоторых сегментах — все 6%. Потом началось плавное снижение. Сейчас комиссии формируются банками на основании выверенных моделей доходности в разрезе каждого торгового предприятия с его индивидуальной спецификой и масштабом, что позволяет гораздо точнее и тоньше настраиваться на доступную маржинальность для ведения этого бизнеса.

Есть бизнес-модель, которая построена, в том числе, на распределении денег между торгово-сервисным предприятием (ТСП) и банком и базируется на очень тонких настройках, измеряемых десятыми долям процента. ТСП предоставляет своим клиентам удобный и быстрый способ платежа. А кредитным организациям межбанковская комиссия позволяет предоставлять держателям карт бонусы и скидки, начиная от бесплатного годового обслуживания, заканчивая кэшбэком.

Любое вмешательство и изменение этой модели тут же начинает отражаться на всем рынке, сказывается каждая десятая доля процента. Повторюсь, это требует тонкой настройки — разбалансировать всё можно в один момент, а вот наладить заново — вряд ли. Это неизбежно приведет к снижению темпов роста безналичных платежей. Да и не верится, что это основная проблема для крупных торговых сетей, которые утверждают, что из-за этого происходит рост цен. Причем больше всех размер комиссий возмущает крупнейшие торговые сети, для которых уже давно индивидуально установлены низкие комиссии.

— Как раз недавно сразу две ассоциации предупредили, что рост цен может составить 10%, если не будут изменены банковские комиссии. У крупных сетей ставки существенно ниже, чем у обычных?

— У крупнейших сетей комиссия за эквайринг давно ниже 1%. Но они предлагают снизить ставку до 0,2–0,3%, как в Европе, — и чтобы при этом обслуживание карт осталось бесплатным. Но в Европе совершенно другие кредитные ставки, а у нас ипотека выше 10%, я уже не говорю про потребительские кредиты. Как тогда по кредитной карте можно сделать интерчейндж, за счет которого ты должен окупить снижение торговой уступки до 0,3%?

— То есть ваш прогноз — переговоры между торговыми сетями и банками не закончатся в пользу первых?

— Повторюсь, что слышу эти разговоры 20, а то и 25 лет — сколько работаю в этом сегменте. Логику торговых предприятий, когда они просят о снижении комиссий, понять можно. Но если посмотреть на их основные издержки, то затраты на эквайринговую комиссию стоят далеко не на первом месте. Предположим, банки пойдут навстречу. А ТСП тогда снизят цены для потребителей? Они честно признаются, что нет, хотя и пугают подорожанием.

— А как изменит ситуацию внедрение СБП для оплаты товаров и услуг?

— Если говорить о внедрении С2В-платежей в СБП, то торговые предприятия, как нам видится, смогут получить то, о чем просят сейчас — модель с прямыми платежами со счета на счет и моментальным зачислением. Это принципиально новая модель, другое соотношение затрат на ее внедрение и сопровождение. Кстати, сами торговые предприятия с энтузиазмом относятся к внедрению и ожидают его.

Банкоматный вопрос
— Как вы относитесь к предложению отменить комиссию за снятие наличности в банкоматах, позитивно это скажется на росте безналичных операций или нет?

— По правилам работающих в России платежных систем, владелец банкомата не имеет права взимать дополнительную комиссию за снятие наличных. Сейчас Госдума обсуждает вариант, чтобы и кредитная организация, которая выпустила карту, не смогла бы этого делать. Это принципиально иная история.

Предполагается, что реализация этой меры сделает получение наличных максимально доступным. То есть если клиент банка с небольшой банкоматной сетью сможет воспользоваться инфраструктурой абсолютно любого банка, то он не будет снимать деньги с запасом, а ограничится небольшой суммой, которую обычно держат в кошельке на всякий случай. И как следствие, такая мера приведет к снижению операций по снятию наличных.

— Разве не логично?

— Не могу сказать, что эту теорию поддерживают все. Полтора–два года всё равно потребуется на перестройку мышления держателей карт, которые всё равно по привычке будут ездить к банкоматам свой организации. Ведь банки «привязывают» человека к своим банкоматам за счет, скажем, возможности внесения средств без комиссии и т. п.

Сегодня выдача наличных в банкомате имеет определенную экономическую модель, в рамках которой хозяин банкомата получает свой интерчейндж с банка-эмитента карты. Условно говоря, 0,5%, которые позволяют ему окупить стоимость инкассации и прочих расходов. Банк, выпустивший карту, в свою очередь, взимает комиссию за снятие наличных в стороннем банкомате. Поэтому для выпустившей карту кредитной организации взимание комиссии за использование чужого банкомата вполне оправданно.

— Некоторым банкам-эмитентам в этом случае можно в принципе отказаться от собственной банкоматной сети…

— Безусловно! Присутствует риск, что найдутся желающие сэкономить за счет других. Зачем держать свою банкоматную сеть, если есть, например, банк с широкой банкоматной сетью? У меня достаточно осторожное отношение ко всем такого рода изменениям работающей и сбалансированной системы. Общая нагрузка на банкоматы уже падает и будет дальше падать из-за снижения доли наличных операций. Соответственно, сокращаются и банкоматные сети.

На мой взгляд, нет смысла предпринимать действия в процессе, который и так идет в нужном направлении. Более того, сегодня и так довольно многие банки уже предлагают бесплатное снятие наличных в банкоматах сторонних банков.



Физ. лицам Бизнесу Банкам Платежная система «Мир» О компании АО «НСПК» Пресс-центр Контакты

Спасибо за обращение!
Мы свяжемся с вами в течение 14 дней.

Хорошо
Новости Исследования Мероприятия Медиафайлы